ip атс купить по низкой цене. кликай

Валентин Ежов, Рустам Ибрагимбеков. «Белое солнце пустыни». Киноповесть

Из-за гребня большого бархана, выставив перед собой ствол ручного пулемета, Сухов следил за происходящим у баркаса.

Саид подъехал к нему, соскочил с коня, прилег рядом.

— Обманут тебя, — сказал он. — Они сядут на баркас, ты отпустишь Абдуллу, они вернутся.

— Это вряд ли, — усмехнулся Сухов.

Во дворе своего дома, под навесом, жена Верещагина Настасья вспорола брюхо огромному осетру, выложила икру в большую миску, посолила ее и, взбив, понесла в дом. Настасья отворила дверь и вошла в комнату.

Верещагин, раскинувшись на широкой кровати, спал. Он бормотал во сне, стонал, всхлипывал. Настасья неодобрительно покачала головой и перекрестилась на образа.

— Ура, за мной, ребята! В штыки! — закричал Верещагин и вскочил весь в поту. Настасья полотенцем обтерла его и поставила на стол миску с икрой.

— Опять пил, не закусывал? — спросила она строго.

— Не могу я больше эту проклятую икру есть! — взмолился Верещагин. — Надоела!

— Ешь, тебе говорят.

Верещагин вздохнул и, зачерпнув полную ложку икры, отправил ее в рот.

— Ой, что нынче страху-то в поселке! Из дома никто носа не кажет, — рассказывала Настасья, пока Верещагин с отвращением глотал икру. — Этот рыжий, что к нам приходил, самого Абдуллу будто поймал. Не к добру это... Господи, ты хоть не задирайся, не встревай! Будет с тебя, свое отвоевал...

Петруха, вооруженный винтовкой, сидел у двери «зиндона». Абдулла вел себя тихо, его даже не было слышно.

Через двор музея к колодцу прошла Гюльчатай.

Петруха вскочил на ноги, окликнул ее. Гюльчатай остановилась.

— Гюльчатай, открой личико, — попросил ее Петруха, подойдя поближе. — Ну, открой. Гюльчатай колебалась...

Вдруг за углом раздался непонятный шум.

— Вроде крадется кто-то, — встревожено сказал Петруха. Они прислушались. Действительно, из-за поворота галереи второго этажа доносились какие-то звуки.

— Последи-ка за дверью, — попросил Петруха. — Я сейчас.

Он добежал до арки и свернул за угол здания.

Гюльчатай положила кувшин на землю.

— Гюльчатай, — услышала она свое имя; голос, произнесший его, заставил ее задрожать. — Подойди к двери.

Гюльчатай приблизилась к двери. В небольшое оконце она увидела связанного Абдуллу.

— Открой лицо! — сказал Абдулла, пронзительно глядя на бывшую жену. — Теперь отодвинь засов, — продолжал он, когда она подчинилась ему. — Подойди сюда!

Женщина шагнула за дверь. Она шла к Абдулле, как кролик к удаву, не смея отвести глаза от страшных глаз своего мужа.

— Развяжи, — приказал Абдулла.

Женщина послушно освободила его от веревок. Абдулла положил руки на плечи жены. Гляди ей прямо в глаза, он сдавил ей горло и отпустил. Она упала на пол. На галерее второго этажа Петруха увидел Лебедева, который складывал какие-то картины и посуду в нишу, сделанную им в полу. Рядом лежали плиты, которыми он собирался ее прикрыть.

— А, это ты, — облегченно вздохнул Петруха, — Что ты там делаешь?

— Прошу вас, ни звука, — поднес палец к губам Лебедев, — здесь тайник от бандитов.

Петруха поспешно вернулся на свой пост. Гюльчатай сидела у двери.

Петруха присел рядом.

— Ну, открой личико, — попросил он. Чадра откинулась. Худое недоброе лицо Абдуллы открылось под ним.

Петруха отшатнулся, попытался вскочить. Сильный удар ребром ладони в шею помутил его рассудок. В следующее мгновение он был убит штыком винтовки, которую Абдулла снял с его плеча.

Сухов с Саидом возвращались в музей. Въехав во двор Сухов окликнул Петруху. Ответа не последовало. Сухов пробежал через внутренний двор и увидел пригвожденное к земле тело Петрухи. Сухов вынес из подземелья тело Гюльчатай и осторожно уложил рядом с Петрухой. Снял кепарь, постоял немного.

Подошел Саид.

— А теперь уходи скорее, — сказал он, — одному нельзя оставаться.

— Не могу, — ответил Сухов. — Абдулла убьет женщин.

— Абдулла убьет тебя. — Упрямство Сухова не нравилось Саиду. — Это его жены. Через полчаса будет поздно. Я должен ехать.

— Я рассчитывал на тебя, Саид, — с сожалением сказал Сухов.

— Если меня убьют, кто отомстит Джевдету? — спросил Саид.

— Я рассчитывал на тебя, — повторил Сухов и пошел к плачущим женщинам, которые окружила тела Гюльчатай и Петрухи...

Когда Сухов отошел от женщин, его догнал Лебедев.

— Я понимаю, вам наплевать на имущество музея, — но поймите меня. Ведь все здесь погибнет, если вы не уйдете отсюда. Они сожгут, уничтожат все до последнего экспоната. Вы же не сможете один противостоять целой банде. Умоляю вас, уведите этих женщин отсюда!

— Поздно, — сказал Сухов. — Некуда бежать. Ничего не поделаешь, придется ждать их здесь. Сухов увидел, как во дворе Саид сел в седло своего коня и выехал из ворот музея. Сухов смотрел ему вслед, пока он не скрылся за барханами. Теперь Сухов почувствовал, что остался совсем один. Лебедев был не в счет.

Он взял свой «сидор», лежавший рядом с пулеметом, достал из него чистые портянки и рубаху. Переобулся, переоделся и, укрепив на доске осколок зеркала, начал бриться.

Брился он тщательно, не спеша, думая о своей Катерине Матвеевне.

«А ежели вовсе не судьба нам свидеться, Катерина Матвеевна, то знайте, что был я и есть до последнего вздоха преданный единственно вам одной. И поскольку, может статься, в песках этих лягу навечно, с непривычки вроде бы даже грустно, а может быть, оттого это, что встречались мне люди в последнее время все больше душевные, можно сказать, деликатные. Тому остаюсь свидетелем боец за счастье трудового народа всей земли, Закаспийского интернационального революционного пролетарского полка имени товарища Августа Бебеля демобилизованный красноармеец Сухов Федор Иванович!»

Сухов что-то вспомнил и, не добрив одну щеку, схватил пулемет и побежал вниз. Пробежал через площадь, по узким улочкам Педжента, и остановился у нефтяных баков. В упор он дал по одному из баков несколько очередей, осмотрел следы от пуль и побежал обратно.

Банда в полсотни всадников, впереди которых мчался почерневший от злости Абдулла, ворвались в Педжент. Дико крича и стреляя, всадники неслись к зданию музея. Несколько пулеметных очередей ударили по его окнам. Десяток бандитов, спрыгнув с коней, вбежали в здание музея и, непрерывно стреляя, рассыпались по этажам. Они прочесывали комнату за комнатой, искали Сухова и женщин.

<<   [1] ... [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты