оптом дешевый парфюм

Эмиль Брагинский, Эльдар Рязанов. «Ирония судьбы, или С легким паром»

(В бешенстве.) Ты авантюрист! Ты наглец! Ты прощелыга! Ты алкоголик! Ты болван! Ты обалдуй!

Счастливо улыбаясь, Лукашин обнимает ее. Она не сопротивляется. Звонок в дверь.

Лукашин. Не будем открывать. Нас нет дома!

Надя. Кто это может быть?

Стоят обнявшись. Замерли.

Лукашин. Кто бы это ни был, мы не откроем!

Снова звонок.

Надя. Странные люди, раз мы не открываем, значит, нас нету!

Лукашин. А если мы дома и не открываем, значит, мы не хотим никого видеть!

Они стоят по-прежнему обнявшись, не меняя позы. Еще один звонок.

Какая бестактность!

Надя. И какая невоспитанность!

Длинный-предлинный звонок.

Лукашин. Ну, это уже хулиганство!

Надя. Теперь мы назло не откроем.

Кто-то трезвонит без перерыва. Надя и Лукашин стоят обнявшись.

Лукашин. Будем мужественны! Пошла игра — у кого крепче нервы!

Кто-то, продолжая звонить, начинает стучать кулаками в дверь.

Надя. Что они, рехнулись?

Лукашин. Надя, я тебя умоляю, не поддавайся!

Стук усиливается.

Надя (безнадежно). Придется открыть. Иначе выломают дверь!

Лукашин (угрожающе). Это сделаю я! Надя. Женя, держи себя в руках!

Вдвоем идут к двери. Открывают дверь. Перед ними Ипполит. Он сильно возбужден.

Ипполит. Ребята! Это я ломаю дверь! (В пальто и шапке проходит в комнату.) Я пришел пожелать вам счастья! Я закушу! (Садится за стол и ест.)

Лукашин и Надя переглядываются в некоторой растерянности.

Надя (робко). Я первый раз вижу тебя в таком виде...

Ипполит (весело).

Шел по улице малютка,

Посинел и весь продрог...

Это я про себя... Я так окоченел... (Поднимает ногу.) Ботинки у меня на тонкой подошве — вот он (показывает на Лукашина) знает... Но хорошие люди подобрали меня, приютили и обогрели!

Лукашин. Это заметно.

Ипполит (с воодушевлением). Жизнь полна неожиданностей, и это прекрасно. Разве может быть ожидаемое, запланированное, запрограммированное счастье? Мы скучно живем! В нас не хватает авантюризма! Мы разучились влезать в окна к любимым женщинам! Мы разучились делать большие глупости!.. (Морщится.) Какая гадость эта ваша заливная рыба!.. На будущий Новый год я обязательно пойду в баню...

Лукашин. Зачем же ждать целый год?

Ипполит. Правильно. (Встает, направляется к выходу. Затем неожиданно сворачивает... заходит в ванную комнату; в пальто и в шапке, не снимая ботинок, становится под душ... и пускает воду.)

Надя и Лукашин остались в комнате и прислушиваются.

Надя (осторожно). Кажется, он принимает душ!

Лукашин. Похоже на то. Сейчас я посмотрю! (Идет к ванной. Кричит в панике.) Надя, скорее сюда!

Надя бежит к ванной комнате и... видит Ипполита, который... с наслаждением мылит пальто...

Надя. Ты с ума сошел! Вылезай немедленно!

Ипполит. И не подумаю!

Надя (не знает, что сказать). Ты... испортишь пальто!

Ипполит. Надя, не мелочись!

Лукашин (Ипполиту). Вы бы хоть шапку сняли!

Ипполит. Мне и так хорошо! А ты бы лучше молчал!

Надя. Ипполит, я тебя умоляю, вылезь оттуда!

Ипполит (продолжая мыться). Красивая романтическая история! Под Новый год человек идет в баню. Это его прекрасно характеризует. В бане он надирается по случаю женитьбы... Это тоже в его пользу! (Продолжает мыться.) Потом его, как чучело, кладут в самолет, и вот он в другом городе. Но это мелочь, он этого не замечает, он человек больших масштабов! (Протягивает Лукашину мочалку.) Потри мне спину!.. Не хочешь — как хочешь! (Выключает воду.) Врр... Хорошо... Да, тут, значит, ему подворачивается другая женщина, он забывает про московскую невесту и обзаводится ленинградской... Он человек высоких моральных устоев! (Снимает шапку и выкручивает ее.)

Лукашин. Перестаньте хамить!

Ипполит (вылезает из ванной, стаскивает ботинок, выливает из него воду, потом делает то же самое с другим ботинком.) На правду не надо обижаться, даже если она горькая! Надя, это все блажь и дурь! (Снимает с гвоздя полотенце, растирает им спину.) Да, за такой короткий срок старое разрушить можно, вот новое создать нельзя! Завтра наступит похмелье и пустота. Конец новогодней ночи! (Идет к выходу.) И вы оба знаете, что я прав! (Оборачивается.) Надя, ты еще вспомнишь про Ипполита!

Надя. Ты куда? Простудишься!

Лукашин (пытается загородить Ипполиту дорогу). Не смейте выходить на улицу! Вы обледенеете!

Ипполит. Пустите меня! Уберите руки! Может, я хочу простудиться и умереть! (Уходит.)

Надя. Боже мой! Как я устала! Какая сумасшедшая ночь!

Лукашин. Если он придет в следующий раз, то подожжет дом! А по-честному — он хороший парень!

Надя. Его очень жалко... И он ведь сказал нам то, что мы сами не решаемся сказать друг другу.

Лукашин. Надя, опомнись!

Надя (грустно). Именно это со мной и происходит...

Звонок в дверь. Лукашин идет открывать. На пороге Ольга Николаевна.

Ольга Николаевна (оправдываясь). Надо же! Я позабыла ключи! У Любы спать ложатся, а на лестнице холодно... (С подозрением.) Это вы Ипполита окатили? Он садился в машину весь мокрый!

Лукашин. Никто его не обливал. Это он мокрый от слез...

Ольга Николаевна (с укором). Обидели вы хорошего человека... (Проходит к себе в комнату.)

Теперь, после ухода мамы, в комнате воцарилось неловкое молчание.

Надя. Ну что ж... тебе пора...

Лукашин. Но самолеты ведь ходят через каждые полчаса...

Надя. Полчаса ничего не спасут.

Лукашин. Но потом мы будем жалеть, что расстались...

Надя. Пойми, Ипполит ведь в чем-то прав. Мы немножко сошли с ума. Новогодняя ночь кончилась, и все становится на свои места...

Лукашин (осторожно). Все-таки Ипполит сделал свое дело...

Надя (берет на гитаре несколько аккордов и поет нежно и печально).

Хочу у зеркала, где муть

И сон туманящий,

Я выпытать — куда вам путь

И где пристанище.

Я вижу: мачта корабля,

И вы на палубе...

Вы — в дыме поезда... Поля

В вечерней жалобе...

Вечерние поля в росе,

Над ними — вороны...

Благословляю вас на все

Четыре стороны!

Лукашин (смотрит в окно). Утро уже... У меня такое ощущение, будто за эту ночь мы прожили целую жизнь...

<<   [1] ... [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты