• Все еще ищете квартиру? Предлагаем купить земельный участок и построить свой собственный дом!

консульская легализация документов: легализация диплома

Петр Луцик, Алексей Саморядов. «ВИП»

Они сидели за столиком у окна, друг напротив друга и молчали. На столе стояли бутылки и закуски, горела лампа. За окном стояла ночь.

— Съешь что-нибудь. — сказал Иван.

— Мне не хочется.

— Выпей хоть вина.

— Спасибо, мне, правда, не хочется, — Катя огляделась как-то неуютно. — Мне бы домой, меня знобит что-то. На реке холодно. — она посмотрела на Ивана.

Иван улыбнулся.

— Па реке холодно, — повторил он обрадованно. — Ну конечно, ты же замерзла! Тебе водки надо выпить. — он тут же налил в рюмки водку.

— Нет, ты что! — испугалась она. — Мне опять плохо будет.

— Не будет, со мной не будет'

Иван встал и, переставив свой стул, сел прямо рядом с ней. Поднес ей рюмку. Она огляделась.

— Неудобно же так, люди смотрят. — сказала она тихо.

— Нет никаких, людей!

— Как же — нет. — улыбнулась она, — Вон, полный ресторан.

— Ты будешь пить?

Она взяла рюмку.

— Только напей мне что-нибудь запить?

— Хорошо. Только выпей сразу залпом!

Она выпила полную рюмку. Замычав, потянулась за стаканом, но Иван уже поднес ей к лицу хлеб.

— Хлеб нюхай! Нюхай! — он засмеялся

Она схватила хлеб. Иван взял на вилку закуску, поднес ей ко рту.

— Давай скорей! Открой рот!

Она послушно открыла рот. Иван тут же взял с блюда еще кусок. Он сидел рядом с ней и кормил ее с руки, как ребенка.

— Ну что ты меня кормишь? — наконец возмутилась она. — Я сама могу!

На Иван уже налил следующую рюмку.

— Давай, давай! Я тоже с тобой выпью

Вздохнув, она взяла рюмку. Иван чокнулся с ней.

— Со знакомством! — сказал он.

Она кивнула. Они выпили, некоторое время сидели молча, закусывая.

— Слушай. Иван, а ты кто? — вдруг спросила Катя.

— В каком смысле?

— Ну, что делаешь вообще, где работаешь?

Я математик — Иван улыбнулся.

— Математик? — удивилась она. — Это что, формулы, алгебра?

— Математика. — Иван многозначительно поднял указательный палец. — это все. Математика — эта же целая культура! — он засмеялся.

Катя тоже засмеялась. Глаза ее повеселели.

— Это ты меня передразниваешь, да? Ты, наборное, страшно богатый. — прибавила она, задумчиво разглядывая его. — Иван, ну зачем я тебе. а?

Иван вдруг увидел, что она сейчас снова заплачет.

— Я не знаю. Катя! — он взял ее за руку. — Я искал тебя все время, после того, как в беседке...

— Ну зачем?

— Я не знаю. А может, я люблю тебя.

— Ну. Иван, ну что ты говоришь, ну ты же взрослый человек! — она покосилась на него, шмыгнув носом. — Ну как такое можно говорить?

Иван смотрел на нее, разглядывая ее лицо. Он поднял ее руку, поднес к самым глазам, разглядывая, словно увидел впервые. Потом осторожно обнял Катю за плечи и, наклонившись, поцеловал ее нежно в щеку. Она все это время следила за его движениями.

— Ты сумасшедший. Иван. — сказала она тихо...

Такси неслось по пустынным ночным улицам. Иван сидел на заднем сиденье, бережно сжимая Катю.

— А как же катер? — вдруг спохватилась она.

— Не беспокойся. — Иван улыбнулся. — его заберут. — Он поцелован ее в лоб.

Она сама обняла его за шею и поцеловала куда-то в лицо.

— Может быть, ты, правда, меня любишь? — прошептала она едва слышно.

— Да, правда. — Иван прижал ее крепче. — Да, я люблю тебя. Да, да. Сейчас мы заберем все твои вещи, ты будешь жить у меня.

— Нет, — она остановила его. — Ты меня обязательно отведи домой, ладно? Сегодня просто проводи меня и все. Пожалуйста, ладно? Мы ведь только познакомились сегодня...

— Ладно, — Иван засмеялся тихо и счастливо.

Машина неслась по пустынным улицам.

Иван поднялся по лестнице к своей квартире и остановился. На лестнице, прислонившись спиной к стене, с пакетам под мышкой спал, сидя. Михаил.

Иван засмеялся. Разглядывая его, покачал головой. Он наклонился тихо, взял Михаила под мышки, вдруг поднял рывком на ноги и убрал руки. Михаил, стоя, открыл глаза и огляделся удивленно.

— Зарезать меня пришел? — Иван не выдержал и расхохотался.

— Дурак ты. Ваня, старый дурак. — Михаил покачал головой. — Я в гости к тебе пришел! Пустишь?

Иван обнял его. Открыв сверь, он повел Михаила в квартиру.

— Я вот тут водки купил, закуски какой-то, — Михаил скромно развернул сверток.

Он был немного пьян, щурясь близоруко, он огляделся, ища, куда поставить бутылку. Иван отобрал у него водку и подтолкнул Михаила к накрытому столу, который приготовил еще днем.

— Давай выпьем! — сказал Михаил.

— Давай.

Иван разлил волку в стопки. Они чокнулись.

За тебя. Иван! — сказал Михаил. — Я тебя всегда любил и уважал за бешеный и ясный твой ум. Собака ты!

— За тебя, Мишка! — засмеялся Иван. — Добрая ты душа!

Они выпили и молча обнялись. Михаил сам тут же налил по второй.

— Я тебе ничего говорить не буду. — он замотал головой. Делай, как ты считаешь нужным! — Он кивнул. — Только ты ее все равно не откроешь!

Они снова выпили. Михаил вдруг принюхался.

— Бабами пахнет, — сказал он. — Прямо где-то здесь!

— Никого нет, — засмеялся Иван.

— Но ведь были! Были же? — Михаил толкнул его в живот. — Вся квартира у тебя бабами пропахла!

— Да ты ешь, ешь!

Иван сам взял со стола мясо, сыр и, осторожно обняв товарища, стал кормить его с рук.

— Иван! — жуя, заговорил снова Михаил. — Ты мне покажи машинку свою. Я посмотреть хочу!

— Что, интересно? — Иван потрепал его за ухо. — Ну, пойдем, покажу!

Обняв Михаила за плечи, он подвел его к своему рабочему столу. Михаил, оживившись, склонился над компьютерами, внимательно разглядывая кабели, провода. Потрогал какой-то черный ящик. Увидев на дисплее свою птичку в квадрате, он удивленно оглянулся на Ивана.

— Через три дня! — Иван кивнул, улыбаясь.

— А это что? — Михаил показал пальцем на «Каракатицу».

— Это главное. — Иван облокотился о стол, стал объяснять. — Это ты! — Он показал на птичку. — Этот компьютер ловит тебя, он следит за каждым твоим движением. А этот. — он похлопал по третьему монитору. — наблюдает и анализирует. Он смотрит за вашим поединком со стороны. Он, как полководец в засаде, следящий за ходом битвы. А это! — Он с гордостью показал на вертящуюся на дисплее «каракатицу». — Это программа, которую я придумал. Она, как крыса, как тысячи крыс. — говорил он увлеченно. — Они грызут твою защиту со всех сторон, и те, что погибают, порождают новых. И так — до бесконечности! Это — как ад. От этого нет спасения. — он радостно похлопал Михаила по плечу. — Через три дня. Мишка, они сожрут твою птичку!

<<   [1] ... [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты