Петр Луцик, Алексей Саморядов. «ВИП»

Она ударила его правильно, по-мальчишески, кулаком в живот. Он засмеялся,

— Отдай же! — сказала она СТРОГО.

Иван опустил руки, протянул ей развернутую конфету, поднес к самым губам. Она взяла.

— Спасибо. — сказала тихо.

Отвернувшись от него, она стала есть конфету. Иван встал одной ногой на лавку, пригнувшись. Откинул рыжие волосы, чтобы получше рассмотреть лицо. Она отвернулась. Он снова отвел ей волосы. Она отворачивалась, но не отходила. Потом сама повернулась к нему, разглядывая его из-под спутанных волос. Вдруг прижалась к нему, обнимая одной рукой за шею, другой — под пиджак, за спину.

Иван, обнимая и целуя ее, тихонько задрал ай майку до самого горла, перестав целовать, он стал осматривать ее грудь. Коснулся губами тела. Поднял мини-юбку, оглядывая ее со всех сторон, как вещь. Она молча следила за ним, за тем, как он осматривает и трогает...

Он снял с нее трусики, она помогла ему, высвобождая ноги. Иван поднял ее и положил на стол, вкопанный в землю посреди беседки. Она смотрела на него, чуть приподняв голову, но ее лица из-под спутанных рыжих волос почти не было видно...

Очнулся Иван, уже стоя. Он держал девушку, она, откинувшись, выгнулась, опираясь плечами о столб беседки, обхватив его руками. Иван замер, тяжело дыша. Он медленно опустил девушку на землю. Она вдруг ожила, еще покачиваясь, быстро заправила майку. Подобрав с лавки трусики, надела их и выскочила из беседки. Пошла быстрым шагом, но не выдержала и побежала, сразу же пропав в кустах.

Иван, отдышавшись, надел пиджак, продолжая смотреть в ту сторону, где скрылась девушка. Сел на лавку. Где-то у дома послышались далекие голоса. Он обернулся, но никого не увидел.

Ветер волной прошелся по кустам, и стало тихо. Из-за тучи вышла луна. Иван сидел, не двигаясь. Наклонившись, он поднял с земли брошенную бутылку, принюхался, бросил ее под ноги. Откинувшись назад, поглядел на луну. Встал, вышел из беседки. Постоял в полной тишине, оглядывая неподвижные кусты. Повернулся и пошел к своему дому...

Иван бросил пиджак на пол и подошел к столу, где горели экраны мониторов. Он, стоя, пощелкал клавишами, сел на стул. «Каракатица» на втором мониторе превратилась в правильный многоугольник и застыла. «НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД И ПРИСТУПАЙТЕ К РАБОТЕ» — светилось на первом мониторе. Иван заглянул в журнал и стал набирать длинный ряд, состоящий из слов и чисел, сверяясь с рядом слов и цифр на третьем мониторе. Закончив, он нажал на клавишу. «КОД ПРАВИЛЬНЫЙ, ПРИСТУПАЙТЕ К РАБОТЕ», — загорелось на мониторе. Иван улыбнулся и, снова нажав на клавишу, вошел в программу. Он не спеша листал на экране схемы, графики, прочитал бегло какие-то документы. Довольный, он откинулся на стуле, заложив руки за голову. Потом, пощелкав клавишами, вынул дискету из компьютера, вложил в конверт, что-то надписал и положил в стопку других конвертов, лежавших в ящике с надписью: «Вскрытие». Иван потянулся, отключил компьютер. Оттолкнувшись ногой, повернулся вместе со стулом. Тут же поднялся и пошел на кухню...

На кухне он осмотрел холодильник. Достал здоровый кочан капусты и, выщипнув целую четверть, стал с хрустом есть в темноте, глядя в раскрытое окно.

Где-то под самым небом пролетела, тоскливо каркая, невидимая ворона. Иван посмотрел в небо, но не увидел ее. Бросив недоеденную капусту в ведро, он сунул лицо под кран, умылся и напился...

Утираясь руками, прошел в спальню, снял джинсы. Оставшись в одних трусах, осторожно лег рядом с девушкой.

Она спала на боку. Почувствовав его тело, она, проснувшись, едва приоткрыла глаза, увидела перед собой ладонь Ивана и сонно стала трогать губами его указательный пален, медленно забирая его в рот. Иван, разглядывая ее, спокойно и почти равнодушно погладил девушку по бедру. Она задышала, ее рука вялой слепо нашла его грудь, сползла на живот. Но она спала. Иван осторожно убрал свою руку, лег на спину, глядя в потолок. Потом закрыл глаза, чисто и спокойно вздохнул, как вздыхают, засыпая, и выключил ночник.

Снова где-то за окнам каркнул ворон. Еще раз. Иван, быстро поднявшись с кровати, стал натягивать джинсы. Надел майку... По пути через комнату подхватил пиджак...

Хлопнула дверь, и он побежал по лестнице вниз, спеша, прыгая сразу через пять ступеней...

Он обошел беседку по кругу, постоял, прислушиваясь. Ветер шевелил кусты, было тихо, Иван зашел в беседку, присел, оглядываясь. Нагнувшись, поднял с земли обертку от конфеты. Вдруг быстро вышел из беседки. Ветер налетел на него сильным порывом, прошел волной дальше, качая кусты, Иван стоял и смотрел в ту сторону, куда убежала девушка...

В спальне было еще темно. Иван, сложив ноги по-татарски, голый, сидел на кровати. Лицо его было спокойно и равнодушно. Девушка, свернувшись под простыней, спала на другом краю постели. Сквозь шторы в спальню пробивался утренний свет.

В чистой белой рубашке, в галстуке Иван стоял на кафедре у доски и быстро, не останавливаясь, писал мелом. Из-под его руки выскакивали буквы, знаки, формулы. Написанное быстро заполняло черную длинную доску. За его спиной в огромной университетской аудитории, амфитеатром уходящей вверх, за партами сидели студенты.

Иван вдруг остановился. Прекратив писать, он резко обернулся к аудитории. Удивленно и хмуро оглядел парты, как будто только теперь вспомнил, что две сотни человек записывают за ним каждую его букву. Он вдруг быстро подошел к первому ряду, схватил чей-то конспект, вчитался. Отложив тетрадь, снова вернулся к доске, встал, задумчиво разглядывая свои каракули. Стер что-то ладонью. Снова стал быстро, не останавливаясь, писать. Мел крошился в его руке, не выдерживая скорости...

Он стремительно шел по пустому коридору. Свернув, сбежал вниз по широкой мраморной лестнице, снова свернул. Коридоры заполнили студенты. Иван сбавил шаг и пошел медленней, обходя людей.

Спустившись в вестибюль, он вдруг остановился и развернувшись, быстро пошел назад.

У окна на лестнице стояли, разговаривая, две девушки. Одна из них, полноватая, с редкими рыжими буклями, что-то искала в своих тетрадках. Иван незаметно обошел ее сзади, разглядывая ее крупную лопоухую голову, лицо, густо усеянное веснушками, толстые щеки, маленькие глазки, сиреневые губы. Он вдруг неслышно, как кошка, двинулся к ней, подошел почти вплотную и, чуть наклонившись, вдохнул запах ее волос.

<<   [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] ...  [11]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты