• Электрофумигатор жидкость оптом подробно.

Петр Луцик, Алексей Саморядов. «ВИП»

— Да не взломаешь ты! — Михаил покачал головой. — Там такая штука у меня получилась, я сам не ожидал. Ни за что не взломаешь!

— Взломаю. — Иван улыбнулся. — Если человек закрыл, то человек и откроет. Через три дня взломаю и открою! Не через три, так через пять, через недели, время только жалко!

— Нет, и ни через неделю, и ни через год! Ничего у тебя, Иван, не выйдет, даже не пробуй!

Иван вздохнул. Он молча достал дискету из компьютера, сунул ее в карман. Собрал со стола деньги.

— Ладно, — сказал он. — Не хочешь помочь, твое депо. Думал, вместе заработаем.

— Вань, подожди! — испуганно заговорил Михаил. — Я ведь, наверное, про дискету-то сказать должен! — Скажи. — спокойно сказал Иван.

— Ты дурак! — бросился к нему Михаил, глаза его блестели, он чуть не плакал. — Дурак! Ты что ж, обо мне подумал, что я товарища выдам? — он встряхнул Ивана за плечи. — Ну, не лезь ты туда. Вань, слышишь?

— Открою, Миш, — Иван улыбнулся. — Ты уж меня прости.

— Ну иди, — Михаил отпустил его. — Ничего ты не откроешь.

Иван, смущенный, вышел из комнаты и пошел к выходу.

Он вышел на улицу, прямой, как гвоздь, подошел к своей машине. Достал из кармана деньги — полтысячи, пересчитал их. Из другого кармана достал другую половину, сложил деньги вместе. Огляделся мрачно.

Иван сидел в своей комнате перед компьютерам и гонял птичку по всему экрану. Щелкая клавишами, он подсовывал птичке корм, кашку, клетку, но она не поддавалась. На другом мониторе шли, бесконечно меняясь, цифры, выстраивались схемы, графики. Иван разделил экран на четыре разноцветных квадрата. Птичка, очутившись в голубом квадрате, запрыгала в нем, но выйти из него не смогла. Иван улыбнулся, откинулся в кресле. Поднялся и пошел из комнаты.

Иван шел через двор. Уже вечерело. Около ломов играли дети, на скамейках сидели люди. В хоккейной коробке носилась огромная собака. Какой-то мужик играл с ней, швыряя ей старую шапку.

Иван остановился у дома и, подняв голову, нашел нужное окно. В окне горел свет... Он огляделся по сторонам. Сел на ближайшую лавку, рядом со старухой. Посмотрел на старуху, на детскую песочницу, снова на окно. Он осмотрел свои ладони, снова глянул на старуху, которая ласково и равнодушно следила за ним. Он встал и пошел к подъезду...

Ему открыла дверь рыжая девушка. На ней был простой домашний халат, ее красивое лицо раскраснелось, руки по локоть были мокрыми.

— Привет. — вдруг охрипшим голосом сказал Иван.

— Здравствуйте, — она с любопытством смотрела на Ивана. Ее рыжие волосы были заплетены в косу, на лоб сбились густые лохматые пряди.

— Как поживаешь? — Иван вглядывался в ее лицо.

— Хорошо, а кто вы?

Иван пожал плечами.

— Ты меня не помнишь? — спросил он с иронией.

— Нет. — она, растерянно глядя на Ивана, покачала головой, открыла дверь шире. — Да вы проходите.

Иван зашел. Она еще раз внимательно осмотрела его. Засмеялась беззвучно, покачав головой.

— Идемте в комнату, — она первая прошла в единственную комнату.

Комната была совершенно пустая. На полу вместо кровати лежали стопкой спортивные маты, застеленные красивым покрывалом. У стены, тоже на полу телевизор, видеокассеты, два чемодана. В другом углу — две картонные коробки, книги.

На веревке, натянутой через всю комнату, на плечиках висели платья, рубашки. На стенах тоже висели на вешалках платья. На полу тихо играло маленькое радио.

— Я сняла квартиру, а мебели нет, — сказала она. — Но совсем недорого.

— Мы вчера с тобой познакомились. — сказал Иван. — Ночью, — уточнил он.

Она не выдержала его взгляда, села на свою постель. Ноги ее были широко расставлены, она смотрела в пол.

— Извините меня. — она взглянула на Ивана, коротко улыбнувшись. — Мы на улице познакомились или у Нины? — она, сморщив лоб и нос, потерла ладонью затылок.

— На улице. Ночью, в беседке... Горбатый парень на гитаре играл. — улыбаясь, стал помогать ей Иван.

Он прислонился к стене.

— Да, наверное, кто-то играл... Вы меня только извините, ради Бога! — искренне сказала она, глядя на Ивана, прижимая руку к груди. — Со мной никогда такого не было!

Иван беззвучно рассмеялся. Он с изумлением глядел на нее.

— Я у подруги была на дне рождения, — продолжала она. — И, знаете мы попробовали, вот просто из любопытства, там принес кто-то, и мы покурили какой-то наркотик. И я прямо сразу отрубилась, потом бегала, еще что-то, я даже домой не помню, как пришла. Я не знала даже, что так получится, извините меня! А что там было, мы познакомилась или что? Я упала или что, врала что-нибудь?

— Да нет! — удивленна и весела ответил Иван. — Вроде не врала ничего.

— Да? Это хорошо, — успокоилась она. — А на гитаре, я помню, кто-то играл, не помню кто...

Иван сел на пол.

— Тебя же Катя зовут? — спросил он.

— Да. Катя, а вас? Ой, вы встаньте с пола, лучше сюда садитесь! — она подвинулась.

Иван поднялся и сел на постель рядом с ней.

— Простите, как вас зовут? — Катя чуть повернулась к нему, обхватив колени, прижавшись к ним грудью.

— Иван.

— Очень приятно... Она вдруг встала, подала ему руку. Они снова сели. Помолчали,

— Ты. Катя, учишься или работаешь?

— Я училась, теперь работаю, — заторопилась она.

— А на кого училась?

— Я акробатикой занималась в эстрадно-цирковом училище, а теперь вот в метро журналы продаю. — Катя улыбнулась, чуть махнув кистью руки.

— Так ты что, сальто делаешь? — обрадовался Иван.

— Почему же сальто? — обиделась она, — Акробатика, многозначительно подняла указательный палец, — это все. Какое сальто, я могу шейпинг преподавать. — сказала она еще многозначительней. — Это же целая культура!

Они снова замолчали.

— А мы что, познакомились в беседке? Я что-то говорила? — снова вкрадчиво стала расспрашивать Катя. — Я что-то делала?

— Слушай, если ты, правда, ничего не помнишь, я ничего не буду тебе рассказывать. — сказал Иван просто. — Давай будем говорить, как будто мы только что познакомились.

Катя как-то вдруг напряглась. Она сидела, глядя в пол, трогая себя за пальцы ног.

<   [1] ... [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты