оптом парфюмерия элитная в России

Сергей Бодров-мл. «Связной»

— Нам товарища подхватить еще надо, из соседнего дома, — за углом тормозните у арки.

Леха положил Арчи назад, к Кате. Вернулся за коробкой, которую поставили в багажник.

Такси тронулось. Водитель посматривал то на спящую девицу, то на перебинтованную собаку. Компания была странная.

— Подрался, что ли, пес ваш? — спросил он.

— Ага, — кивнул Леха.

— У меня тоже собаку ротвейлер во дворе порвал... Я этому соседу сказал: если волкодава твоего еще без намордника увижу, сам вас обоих загрызу...

— А кто у вас? — сочувственно спросила Катя.

— Эрдель.

— Вас как зовут, извините?

— Володя...

— Володя, — сказала она очень тихим голосом. Потом пристально посмотрела на него и чуть коснулась рукой затылка.

Володя поморщился, как будто у него заболела голова, и уставился на дорогу.

— Можем не пересаживаться, Леш, — уверенно сказала Катя. — Володя ничего не запомнит.

— Как знаешь, — ответил Леша. — Россолимо, шестнадцать, ветеринарка.

— Подрался, что ли, пес ваш? — спросил таксист.

ВЕТЕРИНАРКА. УТРО

Леша сидел в приемном отделении клиники. Скулили звери, жалобно щелкал большой белый попутай. Вышел хирург, поставил на стол кусочек свинца, закурил.

— Вот, одну пока вытащили.

ЛЕШИНА КВАРТИРА. УТРО

Армен с Катей сидели перед вольером. В тесной клетке стояла на карачках голая девка и тихонько выла.

— А ты, Катя, встречала людей, которые от пули заговоренные? — спросил вдруг он.

— Есть такие люди, — ответила Катя. — Зря вы привезли ее...

— Так мы обменять ее можем!

— Никого нельзя под замок сажать...

Армен посидел молча.

— Я все спросить хотел... Ты тогда подумать обещала...

Катя подняла глаза.

— Слушай, неправильно это как-то... Мы второй раз видимся, друг друга не знаем совсем. Кто ты, кто я...

— Я про тебя все знаю.

— Ну, и какая я?

— Ты — мечтаешь. Цветы любишь, мультфильмы. Мороженое, наверное...

— Какое?

— Шоколадное...

— Терпеть не могу шоколадное.

— Ты не обманываешь никогда. За рулем поёшь, когда одна ездишь...

— Я всегда одна езжу.

— Летать хочешь.

— А сам ты не хочешь разве?

— Хочу... — улыбнулся Армен. — Видишь, а говоришь — ничего друг про друга не знаем.

Катя подумала.

— Знаешь, ты посиди, я к нему поеду.

Армен кивнул.

— Лопату купить надо, похоронить собаку.

— Он сам похоронит.

ВЕТЕРИНАРКА. УТРО

Около операционной дежурил Леша.

— Одну достали, — он показал Кате пулю.

— На вот, хочешь? — Катя вынула из сумочки бутылку водки.

Леша взял с ординаторского стола две пластмассовые мензурки, разлил.

— Борю помянем, — и выпил полную.

Катя чуть пригубила, взяла пулю, покатала в пальцах. Леша налил еще.

— Ну, будь здорова. Замки ты чистенько открыла.

— Только зря, наверное... Лучше бы собачек сберечь надо было, — Катя поставила на стол кусочек свинца.

Леша внимательно посмотрел на нее.

— А что, ты и от пули заговариваешь?

— Не всякого... — тихо ответила Катя.

— А кого?

— Того, кто счастливым не был.

Леха плеснул еще немного, достал сигарету. Они помолчали.

— Тебе лет сколько, Леш?

— Тридцать.

— Ты вот был счастлив когда-нибудь?

— Был. Когда из ямы выбрался. Летал даже.

Леша налил еще и выпил.

— А что ты такое сделал, что к тебе ангелы прилетают?

— Да ничего... Ждал просто.

— Может, он к кому другому летел? Заблудился просто...

— Не, там не к кому было...

— Значит, ждать надо?

Леша улыбнулся и пожал плечами.

КАВКАЗ

Камера проехала по темному помещению, типа гаража, потом включили накамерный свет.

В цементной яме, прикованный к трубе наручниками, сидел сильно избитый человек в спецназовской форме. Щурился от света. Рядом стояла пластиковая бутылка из-под пепси.

— Фамилия, имя? — спросили из-за кадра.

— Семенов Алексей...

— Громче! — ботинком ему ударили в голову.

Леша подождал и повторил.

— Звание!

— Капитан.

— Корабля, нах? — уточнил ботинок после удара. Кто-то хохотнул.

— ФСБ, — ответил Леша, пуская кровавые слюни.

Ботинок припечатал в третий раз.

Камеру опустили, картинка куда то уехала, мелькнули ноги. Видимо, вошел новый человек, произнесли несколько фраз, потом кто-то вышел. Потом в кадре появились чьи-то спина и затылок.

— Вспомнил, нет? — спросил человек. Леша помолчал, потом помотал головой.

— Вспоминай. Аэропорт помнишь?

— Помню.

— Сапоги с товаром помнишь?

— Помню.

— А девчонки этой как фамилия?

— Не помню.

Человек помолчал, достал пистолет.

— Может, тебе ноги думать мешают?

— Нет.

— Может, ты думаешь, что уйдешь отсюда?

— Нет.

— Правильно. Если уползешь только.

Человек взвел затвор и выстрелил Леше в коленку. Тот выгнулся и ударился головой об трубу. Человек обернулся на камеру, это был Ильяс.

— Чего тебе надо? Убери это, — вдруг наехал он на оператора.

Камера ушла, свет погас.

— Вспоминай.

Ответа не было, в темноте грохнул еще один выстрел.

ЛЕШИНА КВАРТИРА. ВЕЧЕР

— Чего с ней делать-то? — спросил Армен. — Молчит целый день.

Катя сидела на лесенке, у выхода на крышу, Леха ходил по комнате.

— Вообще-то их сжигают. Керосином полить — и все дела. Будешь говорить?

Девка, упершись лбом в решетку, не отрываясь смотрела на мертвого пса Борю, который лежал на столе, завернутый в пальто.

— Я бы сжег, даже менять жалко.

Ночью Леша сидел за кухонным столом, под лампой. Опять поминал Борю. Потом снял с него пропитанное кровью синее пальто и уложил пса в спортивную сумку.

<<   [1] ... [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты