• На http://tamada69.com тамада в твери на свадьбу.

Петр Луцик, Алексей Саморядов. «ВИП»

В узком тесном зале — в бешеном ритме музыки, в слепящем свете, в табачном дыму — двигались люди. Озверевшие от рева динамиков бармены едва успевали наполнять стаканы, рюмки. За столиками у стен уже сидели по трое на одном стуле. Какие-то совершенно отвязанные девки плясали на маленькой площадке посреди зала.

Вдруг зал, и без того полный стал быстро наполняться новыми людьми. Это все были здоровенные молодые парни, коротко стриженные, в хороших костюмах, смокингах. Видно было, что они заехали сюда после какого-то торжественного вечера. Некоторых из них покачивало, но все они держались твердо. Они столпились группами у стайки, в проходе. У стены, всего человек тридцать, стояли, спокойно переговариваясь о чем-то, оглядываясь на других людей с любопытством. В руках у каждого из них уже оказались стаканы. Они пили, хлопая друг друга по плечам, по спинам. Снова пили, отпуская узлы галстуков, сняв бабочки.

Музыка сменилась, и зазвучал какой-то бешеный доисторический марш. Один из них, лысый, с совершенно голым безбровым черепом, скинув пиджак, в одной рубашке вышел в центр зала и лег на пол, раскинув руки, улыбаясь. Ему засвистели. Он встал. Медленно, словно прислушиваясь к ритму музыки, задвигал руками, ногами, все быстрее, в такт музыке, танцуя, словно какой-то древний воин. К нему стали выходить другие, скидывая пиджаки, все в белых рубашках, стриженные, все тридцать человек как один. Какие-то девицы забежали было в круг, но их тут же прогнали пинками. Музыка била по ушам, рвалась в бешеном ритме, и все тридцать человек словно зашлись — одни парни, мокрые от пота, с каменными лицами — плясали какой-то дикий зверский танец...

Последние обрывки музыки вылетали в старую тихую московскую улицу, где стояли в ряд 30 «мерседесов».

Парни выходили на улицу мокрые, словно из бани. Они обнимались, прощаясь, рассаживались по своим машинам, и «мерседесы» один за другим о ветром уносились по пустынной у лине. Иван, накинув пиджак на мокрую рубаху, пошел пешком.

— Иван! — окликали его. — Иван, поехали!

Каждый «мерседес» останавливался около него, и его звали в машину, но он только отмахивался, улыбаясь. Стояло раннее чистое утро...

Иван, голый, в одних трусах, сидел на новом вертящемся стуле в огромной комнате и работал. Перед ним на двух белых столах стояли компьютеры, разная аппаратура на трех мониторах непрерывно менялось изображение. Свет от настольной лампы освещал оскалившееся лицо Ивана, его мощную бугристую спину, огромные руки. За окнами без штор стояла глубокая ночь.

«НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД. ПРЕДУПРЕЖДАЮ, ПРОГРАММА СНАБЖЕНА СПЕЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТОЙ» — мигала надпись на первом мониторе. На втором бешено вращалась сложная геометрическая Фигура, похожая на угловатую каракатицу. «Каракатица» поворачивалась разными гранями, меняя цвет, и тут же под ней в трех колонках менялись цифры. На третьем мониторе возникали рисунки и надписи: «СИСТЕМА ЗАКРЫТА. РАБОТАЕТ ЗАЩИТА РАСШИФРОВКИ КОДА. ВЕРОЯТНОСТЬ ПЕРВОГО ЗНАКА Пи-0.3333... ПАРОЛЬ НЕ РАБОТАЕТ».

Иван, покачиваясь на стуле, заглядывая в толстый журнал, что-то непрерывно набирал на одном из компьютеров.

«НАБЕРИТЕ ПРАВИЛЬНЫЙ КОД», — требовал первый монитор. — «ПРЕДУПРЕЖДАЮ. ВЫ СОВЕРШАЕТЕ ВЗЛОМ».

Вдруг заиграла электронная музыка. «Каракатица» на ВТОРОМ мониторе замерла и стала малиновой. «Пи-8» — мигало под ней. Иван оскалился в улыбке и, оттолкнувшись босыми ногами, проехал на стуле к другому компьютеру. Он быстро защелкал клавишами. «Каракатица» на мониторе снова бешено закрутилась.

— Ну, давай, Пи-8. — прошептал Иван. — Давай, родной, колись...»

Вдруг он прислушался. Откуда-то из него отчетливо донесся непонятный жалобный звук, похожий на плач ребенка или вой собаки.

Иван распрямился, замер, глядя в потолок. Звук повторился, еще тоньше и жалобней. Иван легко встал, не выключая машины, прошел через всю огромную комнату со стенами без штукатурки. Когда-то здесь была коммунальная квартира, но стены сломали, и посреди комнаты на месте сорванного пола, в яме валялся строительный мусор, лежали кирпичи, стояли мешки о цементом.

Звук не прекращался. По широкой доске Иван перешел через яму на другую половину комнаты. Здесь было чисто, стояло немного хорошей мебели. Иван, потянувшись всем телом, как зверь, прислонился к дверному косяку, ведущему в спальню.

В спальне горел ночник. На единственной огромной, почти трехспальной кровати на животе спала голая девушка. Иван бесшумно прошел к кровати, лег на бок рядом с девушкой, оглядывая ее тело. Тихо погладил ее спину, бедра. Перевернувшись, лег, положив свою голову ей на спину, протянув руку, дотронулся до ее головы, расправил пряди ее спутавшихся черные волос. Нащупал шею...

Он лежал, не двигаясь, не мигая, спокойно и равнодушно вслушиваясь в странный жалобный плач, идущий непонятно откуда. Вдруг он поднял голову, легко привстал на одной руке, оглядывая комнату. Бесшумно соскочив с кровати, он пошел в кухню.

На кухне Иван распахнул окно. Высунувшись по пояс из окна, вслушался в темноту. Звук стал сильнее, он шел откуда-то сверху. Иван перевернулся на спину, глядя в небо. Ноги его оторвались от пола. Мышцы на животе вздулись. Играя, он замер на подоконнике. Вытянувшись всем телом, ровный, как доска...

У подъезда он осмотрелся, пытаясь понять, откуда идет звук. Накинув на голое тело пиджак, пошел вдоль дома, задирая голову. Во дворе было пусто и как-то глухо.

Иван перешел к стене соседнего дома, легко перепрыгнув по пути невысокий забор. Замер, вслушиваясь. Звук стал громче. Он шел откуда-то сверху, словно с неба. Иван обошел дом и скрылся в подъезде...

Он легко, крадучись, как огромная кошка, прыгая через пять ступеней, взбежал наверх, на последний этаж и сразу же по железной полез к люку на чердак. Люк был закрыт на замок. Иван попробовал его свернуть, но не смог. Тихо спрыгнув на пол, он снял пиджак и, осмотревшись, ощупал пол на темной площадке, в руки ему попалась какая-то железная деталь. Иван, зацепив ее, снова забрался к люку. Обхватив, как обезьяна, ногами лестницу, он обеими руками вставил железную деталь в ушко замка и как рычагом стал поворачивать. Мышцы его напряглись буграми. Иван всем телом навалился на замок и замер, не двигаясь, давя...

 [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] ...  [11]  >> 


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты